Создание и продвижение сайтов в Калининграде.
Создание сайтов.
РЕЖИМ РАБОТЫ: Ежедневно с 10 до 18 часов. Касса – до 17 часов. БЕЗ ВЫХОДНЫХ.
АДРЕС: 236016, Калининград, ул. Клиническая, 21
ТЕЛЕФОН: +7 (4012) 994-900, +7 (911) 868-31-76


«От Москвы до Кёнигсберга» (материалы к биографии военного дирижера Веры Родэ)

Обозначена актуальность биографического жанра в историографии Великой Отечественной войны в контексте «антропологизации» военной истории. На основе документов из фондов ЦАМО РФ предпринята попытка осветить некоторые факты фронтовой биографии Веры Францевны Родэ, добровольца народного ополчения, командира музыкантского взвода 84-й гвардейской стрелковой Карачевской Краснознаменной ордена Суворова дивизии. Отмечена возможность использования биографического материала для изучения таких актуальных вопросов военной антропологии, как организация досуга и просвещения личного состава на передовых позициях, художественные связи фронта и тыла, добровольчество как психологический феномен, влияние боевого опыта на формирование творческой индивидуальности, особенности женской «картины войны». Составлен список бойцов музыкантского взвода дивизии, в том числе участвовавших в Восточно-Прусской стратегической наступательной операции 1945 года.

Биографика, как совокупность научных и научно-популярных произведений биографического жанра, всегда занимала прочное место в историографии Великой Отечественной войны, подтверждая известную истину о том, что «история индивидуальности неуловимо и неизбежно переходит в историю вообще» [7, C.86]. В исследовательской литературе различают традиционный биографический анализ (объектом которого выступают преимущественно крупные исторические деятели, при этом социальный контекст является средством прояснения их личной истории)
и персональную историю «индивидуума любого калибра» (личная история ценна в первую очередь тем, что проясняет социальный контекст) [5,9]. «Биографическая история» Великой Отечественной войны сегодня требует такого исследовательского подхода, при котором «реконструкция личной жизни и неповторимых судеб отдельных исторических индивидов, изучение формирования и развития их внутреннего мира рассматриваются одновременно – и как главная цель исследования, и как одно из эффективных средств познания того исторического социума, в котором они жили и творили» [ 11, C. 14].
В контексте имеющей место в современной историографии «антропологизации» военной истории безусловный интерес представляют биографии участников Великой Отечественной, в которых находит свое отражение многомерность войны как исторического феномена. «Если для военной истории приоритетной сферой интересов всегда являлись непосредственные военные действия, разработка и ход боевых операций, профессиональная подготовка войск, полководческое искусство…то…военно-историческая антропология…занимается исследованием всего многообразия человеческого опыта, содержание которого обусловлено социокультурным контекстом войн и вооруженных конфликтов [ 8, C. 9].
Одна из таких личных историй принадлежит Вере Францевне Родэ. Уроженка Российской империи, француженка по национальности, студентка консерватории, ополченка 1941 года, офицер гвардии, хормейстер Московского театра оперетты… Ее яркая судьба до сих пор оставалась вне поля зрения профессиональных историков.
Единственным известным на сегодняшний день последовательным изложением основных событий ее жизни можно считать публикацию в газете «Советское искусство» 9 мая 1946 года. В первую годовщину Победы автор очерка М. Белявский рассказал о студентке Московской консерватории, молодой интеллигентной женщине, круг интересов которой составляли музыка, литература, театр, с началом войны решившейся на мужественный шаг - вступившей в ноябре 1941 г. в народное ополчение. С гвардейской дивизией она прошла путь от Москвы до Кёнигсберга, стала капельмейстером военного оркестра, была награждена пятью правительственными наградами, а по окончании войны вернулась в консерваторию, чтобы завершить образование [4].
Публикация в газете послужила своего рода указателем, спустя почти 75 лет направив исследовательский интерес на поиск дополнительных источников.
4-я Московская дивизия народного ополчения, в которую вместе с группой студентов-добровольцев из ГИТИСа и консерватории вступила Вера Родэ, была сформирована в июле 1941 г. в Куйбышевском районе Москвы. Дивизия получила на фронте общевойсковую нумерацию (110-я стрелковая 2-го формирования), в апреле 1943 г. была преобразована в 84-ю гвардейскую стрелковую. По словам Г.К. Жукова, «прославила свои боевые знамена у старинного русского города Боровска» [6, С.210]. Освобождала Верею и Вязьму, Карачев и Оршу, Борисов и Алитус. 16 октября 1944 г. дивизия перешла границу Восточной Пруссии, участвовала в Гумбиннен-Гольдапской и Инстербургско-Кёнигсберской операциях, штурме Кёнигсберга, взятии Пиллау, завершила боевые действия на косе Фрише-Нерунг.
Согласно документам, хранящимся в фондах Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, содержание которых общедоступно, Вера Родэ служила в управлении соединения, в начале в должности капельмейстера, а затем командира музыкантского взвода штаба дивизии [2, ф. 33, оп. 682526, ед. хр.741, л. 2; ф. 33, оп. 690155, ед. хр.314, л. 2].
Перед молодым дирижером стояла двоякая задача. Как капельмейстер, она должна была организовать деятельность дивизионного оркестра, искать и применять уместные во фронтовых условиях формы музыкальной работы. Как командир взвода – руководить своим подразделением, которое (как это часто практиковалось в действующей армии) использовалось не по прямому назначению (в качестве санитаров, саперов, трофейных команд ).
Вдохновляющий, а также организующий и дисциплинирующий потенциал музыки хорошо известен. В России первые штатные военные оркестры появились в еще в 1711 г. по указу Петра I. Исторически определились четыре основные функции военной музыки, которые нашли свое применение и в Красной Армии: прикладная (обслуживание маршей, походов, сигнальная служба); общественно-официозная (обслуживание митингов, демонстраций, праздников); художественно-просветительская и развлекательная.
Как показал опыт войны, обычные духовые оркестры были слишком громоздки, чтобы выступать непосредственно на переднем крае. Широкое распространение получила практика выступлений в землянках, блиндажах, траншеях небольших ансамблей (5-7 человек), «соединяющих темброво-красочную инструментальную музыку с вокальной» [3, С.60], или мелких художественных групп (3-4 человека). Музыкальное просвещение уступило место агитационной работе. В условиях, «требующих предельного напряжения, - а порою и перенапряжения всех нравственных сил человека… усилилась роль музыки, способной в бою или перед боем воздействовать на чувства, волю и эмоции личного состава, формирующей боевое настроение… и музыки успокаивающей, дающей отдых после боя» [Там же, С.58].
Можно предположить, что высокий личный уровень культуры капельмейстера позволял совмещать агитацию с просвещением.
«На лесной поляне, под аккомпанемент близкой орудийной канонады, освещенная бледным светом луны и бликами пламени небольших костров, выступала перед бойцами фронтовая бригада артистов. Концерт шел в сопровождении оркестра. Музыкальный взвод дивизии народного ополчения Куйбышевского района Москвы исполнял в антрактах отрывки из «Гугенотов» Мейербера, прелюд Рахманинова… в периоды длительных боевых операций, когда было не до концертов, разбивался на группы по два-три человека, которые захватив инструменты, шли к бойцам в траншеи, на передовые позиции» [4].
Историки культуры отмечают, что творческий досуг в ополченческих соединениях нередко отличался более высоким уровнем организации, чем в кадровых, в виду того, что в ополчении воевало больше представителей художественной интеллигенции. Среди добровольцев 1941 года 4-ой Московской ДНО был, например, Юрий Петрович Ральф, начальник Главного управления театров Комитета по делам искусств при СНК РСФСР. В действующей армии он руководил работой дивизионного клуба. Опытный актер и организатор театрального дела являлся режиссером и основным руководителем ансамбля красноармейской самодеятельности. В феврале 1943 г. Вера Родэ и Юрий Ральф были награждены медалями «За боевые заслуги». В наградных листах отмечалось, что начальник клуба и капельмейстер успешно работали «по обслуживанию подразделений передовой линии, создавая культурный отдых бойцам» [2, ф. 33, оп. 682526, ед. хр.741, л. 9, 10].
Можно только представить, как нуждались в отдыхе люди, нередко воевавшие в таких условиях, которые описал в своем дневнике ополченец дивизии, парторг 247-го гвардейского стрелкового полка Петр Павлович Пшеничный под Витебском в феврале 1944 г.: «Находясь несколько дней под ожесточенным огнем, не получали горячей пищи. Затем беспрестанный холодный дождь, а ночью заморозки до такой степени издергали и измучили людей, что многие впали в апатию… Начались массовые заболевания…на передней линии боец обогреться не может – он лежит в маленьком земляном или снежном ровике несколько суток подряд, грязный, обросший, с воспаленными глазами, в замерзшей шинели, которая днем намокает от дождя, а ночью замерзает, в замерзших валенках-колодках. Каждый, кто бы увидел такого защитника Родины, сказал: «Да, это великий мученик, переносящий нечеловеческие страдания». Только здесь, в этих условиях можно увидеть воочию весь ужас мучений и страданий человека, огромное напряжение сил и нервов его, только здесь можно со всей силой проклясть навязанную нам войну» [10].
Бывали на фронте и другие дни. 1 мая 1944 г. Парад войск 84-й гвардейской стрелковой дивизии. «На живописной поляне, окруженной могучими соснами, выстроились полки дивизии и ее специальные подразделения… в 11 часов дня появляется машина с командиром дивизии генерал-майором Петерсом…через 40 минут…к площади подъезжает командующий 11-й гвардейской армией генерал-лейтенант Галицкий… Гремят два оркестра… Целый день выступали артисты, демонстрировались кинофильмы» [Там же].
«Военные музыканты под руководством своего командира гв. ст. лейтентанта Родэ занимались не только музыкой. Часто приходилось им нести медико-санитарную службу в тылу, охранять штабы, эвакуировать в тыл раненых, собирать трофейное имущество» [4]. В музыкальном взводе 84-й гвардейской стрелковой Карачевской Краснознаменной ордена Суворова дивизии не просто служили, а воевали Б.Т. Арутюнян, В.П. Балакирев, А.А. Белоус, П.И. Большаков, С.А. Венедиктов, В.Д. Володин, И.Л. Данильченко, Л.С. Заборский, Г.Е. Курибко, Б.М. Лебедев, В.П. Михайлов, Л.И. Остапчук, И.А. Полубояринов, С.А. Поляков, С.С. Пудов, А.С. Рождественский, П.А. Родивилов, Ю.А. Шерман, Н.А. Шишакин, А.В. Шкаев.
Показательна фронтовая биография бессменного старшины музвзвода Николая Федоровича Алевского. Свою первую награду, медаль «За отвагу» он получил в январе 1944 г. за обеспечение бесперебойной работы трофейной команды дивизии» [2, ф. 33, оп. 686044, ед. хр. 4131, л.12]. Летом 1944 г., когда части дивизии форсировали Неман, музыканты помогали переправлять через реку оружие и боеприпасы. Под руководством старшины Н. Алевского заготовили в плановом порядке «несколько десятков тонн скота, обеспечив снабжение дивизии питанием…в ответственный момент» [2, ф. 33, оп. 686044, ед. хр. 4131, л. 6]. В Восточной Пруссии «работал под огнем противника по рытью траншей и других видов оборонительных сооружений» [2, ф. 33, оп. 686196, ед. хр. 2324, л. 10]. К медали старшины добавились два ордена Красной Звезды.
Боевые и профессиональные заслуги его командира были отмечены весной 1944 года. 7 марта подписан приказ о награждении гвардии младшего лейтенанта административной службы В.Ф. Родэ орденом Красной Звезды. «Проделала большую работу по организации и совершенствованию деятельности оркестра дивизии, большую работу по организации армейской самодеятельности. Во время боев работала в качестве санитара в МСБ и самоотверженно, без отдыха, оказывала помощь раненым. Под ее руководством музвзвод дивизии во время последних боев хорошо справился с задачей по сбору трофеев на поле боя, собрав одновременно и много отечественного вооружения» [2, ф. 33, оп. 690155, ед. хр. 314, л.4]. 14 марта в Московской государственной филармонии состоялся концерт Образцового оркестра НКО Союза ССР, в котором Вера Родэ приняла участие в качестве дирижера. На афише её имя соседствовало с именами Якова Флиера, одного из лучших советских пианистов, и известной певицы, солистки Большого театра Натальи Шпиллер.
Летом 1944 г. 84-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена орденом Красного Знамени за успешное форсирование Немана. Отличились многие музыканты музвзвода, о чем свидетельствуют, в частности, наградные листы, подписанные командиром подразделения гвардии лейтенантом В. Родэ. Дальнейший, восточно-прусский, этап фронтовой биографии женщины-военного дирижера по имеющимся в открытом доступе документам из фондов ЦАМО РФ восстановить сложно. Известно, что в декабре 1944 г. должность командира музвзвода дивизии занимал сослуживец Родэ гвардии капитан Ю. П. Ральф. «В ротах, батальонах и полках…систематически организовывал разучивание…строевых, современных и народных песен…в боевых операциях… организовал сбор трофеев и культурно-массовую работу среди раненых бойцов и командиров» [2, ф. 33, оп. 686196, ед. хр. 2444].
Во время подготовки к взятию крепостей Кёнигсберг и Пиллау музыканты под огнем работали по рытью траншей и других видов оборонительных сооружений, а также на погрузке и разгрузке боеприпасов, обеспечивая снабжение стрелковых подразделений. Среди тех, кто внес свой вклад в разгром восточно-прусской группировки противника, Борис Тигранович Арутюнян, Петр Иванович Большаков, Семен Сергеевич Бочаров, Григорий Ефимович Курибко, Борис Маркович Лебедев, Леонтий Иванович Остапчук, Сергей Андреевич Поляков, Серафим Сергеевич Пудов, Павел Артемьевич Родивилов, Юрий Абрамович Шерман, Алексей Васильевич Шкаев.
С ними в той или иной степени была связана военная судьба Веры Родэ. «Фронт воспитал во мне качества командира – волю, целеустремленность. Умение общаться с людьми, которыми ты руководишь, волю к настойчивому и последовательному достижению намеченной цели воспитала во мне Красная Армия, - признавалась она [4].
Свою профессиональную деятельность в мирное время молодой музыкант продолжила с твердым убеждением, что «дирижер - командир оркестра, от его умения добиваться от исполнителей желаемой трактовки и стиля зависит результат исполнения [Там же]. Уже вскоре после окончания Великой Отечественной Вере посчастливилось встретиться на концертной сцене с мастерами высочайшего класса знаменитым басом Максимом Михайловым, сопрано Еленой Кругликовой, дирижировать оркестром Московской областной филармонии.
В фондах Российского государственного архива литературы и искусства хранятся документы, связанные со службой В.Ф. Родэ предположительно с 1947 по 1965 г. в Театре оперетты. Она заведовала музыкальной частью, была хормейстером, работала с классиками советской музыкальной комедии Григорием Яроном и Владимиром Канделаки [1, ф. 2933, оп. 4, ед. хр. 268; ф.2939, оп. 5. ед хр. 414]. Документы ждут своего исследователя.
Веру Родэ называют первой женщиной – военным дирижером в русской армии, что само по себе делает ее биографию исключительной и представляющей интерес как для военных историков, так и для историков культуры. На материале биографии можно осветить множество актуальных вопросов современной междисциплинарной гуманитаристики: специфика развития армейской музыкальной культуры, организация досуга и просвещения личного состава на передовых позициях, художественные связи фронта и тыла, добровольчество как психологический феномен, влияние боевого опыта на формирование творческой индивидуальности, особенности женской «картины войны». На данном этапе не только исследовательская, но и нравственная задача состоит в том, чтобы продолжить поиск и принципиально расширить круг источников, на основе которых можно было бы воссоздать личную историю одной из миллионов тех, кому мы обязаны Великой Победой.

Список источников и литературы:

Российский государственный архив литературы и искусства.
Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации.
Апостолов П. Война и музыка // Советская музыка. 1946. № 2-3. С.58-65.
Белявский Мих. Они были на войне // Советское искусство. 1946. 9 мая.
Володихин Д.М. Две версии микроисторической платформы в отечественной историографии // Диалог со временем. 2002. Вып.8.С.445-447.
Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 3-х т. Т.2. – 7-е изд. – Москва: Изд-во Агентства печати Новости, 1986. - 327 с.
Карсавин Л.П. Философия истории. Санкт-Петербург: АО «Комплект», 1993 – 350 с.
Кожевин В.Л. Войны России ХХ ст. в историко-антропологическом измерении // Вестн. Омского ун-та. 2010. № 2. С.9-13.
Попова Т.Н. Историография в человеческом измерении // Історіографічні дослідження в Україні. 2012. № 22. С.265-292.
Пшеничный П.П. Дневник ополченца. Хроника военных событий Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.[Электронный ресурс] // Поисковый отряд Патриот. URL: http//: www westfront.su (дата обращения 30.03.2020)
Репина Л.П. Биография в контексте «глобальной микроистории» // «Парадигмы российской истории сквозь призму биографистики (к 140-летию Алексея Ивановича Яковлева»: материалы Всерос. науч. конф. с межд. участ. (Чебоксары, 18 апр. 2019 г.) / редкол.: О.Н. Широков и [др]. - Чебоксары: ИД «Среда», 2019. – С.12-18.

Автор статьи: Макагонова Владислава Владимировна,

кандидат философских наук, доцент, ученый секретарь Калининградского областного историко-художественного музея.

поделиться

Наши СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Создание сайтов в Калининграде